Как марихуана сделала миллиардером пионера российского инвестбанкинга и экс-главу НТВ Бориса Йордана — Safety Insure
новости

Американец Борис Йордан, потомок белых эмигрантов, известен в России в основном как владелец одной из крупнейших страховых компаний "Ренессанс Страхование". Журналистов Forbes он принимает в офисе "Ренессанса" на Павелецкой: панорамные окна, вид на Москву-реку, на полу мягкий светлый ковер, на столе большое блюдо с нарезанными соломкой морковью и сельдереем.  Здоровый образ жизни Йордан связывает не только с сырыми овощами, но и с марихуаной, употребляемой, разумеется, исключительно в медицинских целях. В 2013 году он купил американскую компанию Curaleaf, которая выращивает марихуану и делает из нее лекарственные препараты. В 2018 году Curaleaf провела IPO, и Йордан стал миллиардером.

Си-Клиф и Curaleaf

Йордан родился в Нью-Йорке, в небольшом городке Си-Клиф на Лонг-Айленде. Раньше это место называли "дворянским городком" - там жили потомки эмигрантов первой волны. Центром притяжения для русской общины был православный храм Преподобного Серафима Саровского, или просто Серафимовская церковь. История Curaleaf, крупнейшей в США компании по производству марихуаны, началась именно здесь - в двух шагах от храма, по адресу 252 Sea Cliff Avenue в 2010 году была зарегистрирована ее предшественница, компания PalliaTech. Основал бизнес не Йордан, а его сосед, тоже банкир Уильям Тодд, "русская" жена которого была давней знакомой Бориса.

Йордан долгое время был далек от авантюрных идей американского рынка. В начале 1990-х он поехал в Россию и стал одним из пионеров новой российской экономики. Вместе с коллегой по московскому офису банка CSFB Стивеном Дженнингсом и двумя российскими партнерами он в 1995 году учредил инвестиционную компанию "Ренессанс Капитал", одну из самых крупных и успешных в России до кризиса 2008 года. Его инвестгруппа "Спутник" активно участвовала в приватизации. Йордан возглавлял совет директоров нефтяной компании "Сиданко", руководил НТВ, а с 2006 года возглавляет "Ренессанс Страхование".

Пока банкир строил в России капитализм, в Америке родилась совершенно новая отрасль, вложения в которую обещали рисковым инвесторам золотые горы. Легализация марихуаны в США началась в 1996 году, когда штат Калифорния впервые разрешил ее употребление в медицинских целях, а сегодня уже в 33 штатах из 50 можно легально приобрести лекарства из каннабиса.

Уильям Тодд верил в перспективу этого рынка и старался заразить своей идеей соседа. "Когда я приезжал из России в США к детям, он много раз говорил мне: "Борис, Борис, давай вкладывать в марихуану". Я ему отвечал: "Ты что?! В наркотики я вкладывать не буду". Чуть позже я узнал, что медицинская марихуана не наркотик", - вспоминает Йордан.

Его отношение изменилось, когда в 2009 году Тодд перешел от слов к делу и придумал прибор, позволяющий пациентам употреблять медицинскую марихуану без курения. Разработкой этого устройства занялась компания PalliaTech, которую Тодд строил в основном на деньги инвесторов. В ходе первого раунда он собрал $2,1 млн, четверть этих денег внесла Sputnik Group Йордана, сам бизнесмен вошел в совет директоров компании. В ходе второго раунда PalliaTech привлекла еще $5 млн. По словам Йордана, эти средства пришли от него.

В идее продавать приборы для потребления каннабиноидов Йордан достаточно быстро разочаровался. Он понял, что вкладывать нужно в производство самой марихуаны и медикаментов из нее. По его инициативе PalliaTech получила лицензию на производство медицинской марихуаны в соседнем штате Нью-Джерси, который принял закон о легализации в 2010 году. В Нью-Йорке тогда получить лицензию было невозможно - здесь лекарства из каннабиса разрешили только в 2014-м.

Трава на вырост

К производству марихуаны в штате Нью-Джерси PalliaTech приступила в 2012 году. "Когда я приехал на строительство плантации, подумал: ой-ой, куда я влез что я наделал, я в этом деле совсем не разбираюсь, не умею ничего выращивать, даже помидоры", - смеется Йордан. Но страх прошел, когда он поговорил со специалистом, женщиной, работавшей до переезда в Нью-Джерси в штате Мэн, в первом на Восточном побережье Америки магазине, который начал торговать медицинской марихуаной после ее легализации в 1999 году. Магазин принадлежал ее родственнику Джозефу Лусарди.

Йордан взял его телефонный номер и позвонил прямо с плантации. "Он мне предложил встретиться через три недели, а я сел на самолет и на следующий день постучал к нему в дверь со словами: вот я здесь", - вспоминает банкир. Он предложил Лусарди объединить бизнес, пообещал, что будет финансировать новую компанию, а Лусарди будет ею управлять.

В дополнение к лицензиям в Нью-Джерси и Мэне партнеры вскоре получили разрешения на работу в штатах Нью-Йорк и Массачусетс. У Йордана была идея как можно скорее получить лицензии во всех штатах, где это было возможно. "Я сказал [Лусарди], что хочу стать самым большим игроком в Америке. Идем покупаем лицензии во всех штатах. Нам нужно сначала все купить, а потом уже развивать", - вспоминает бизнесмен.

Йордан сдержал слово - в 2013 году он с российскими партнерами приобрел за $10 млн дополнительно 35% PalliaTech, а в 2015 году они почти полностью выкупили компанию. Всего Йордан и его партнеры вложили в PalliaTech около $100 млн. Лусарди был назначен СЕО компании и с тех пор остается на посту. PalliaTech выигрывала лицензии одну за другой, открывала новые точки продаж и поглощала другие компании. В результате к 2018 году у нее было 44 магазина в 12 штатах.

Канадская вольница

К 2018 году PalliaTech стала, по сути, монополистом в Соединенных Штатах на рынке медицинской марихуаны, но в каждом отдельном штате она конкурировала с местными компаниями. Саму PalliaTech тоже нельзя было назвать глобальной, и так будет до тех пор, пока легализация марихуаны не пройдет во всех штатах. Эта ситуация мешает компании развиваться. Она, например, не может получать кредиты в американских банках. До последнего времени у нее было два способа финансирования - выпуск акций в пользу заранее определенного узкого круга инвесторов (private placement) или размещение облигаций. Последней опцией компания воспользовалась в августе 2018-го, выпустив ценные бумаги на $85 млн, тогда же PalliaTech была переименована в Curaleaf.

Выйти на биржу в США у Curaleaf не было шансов, зато можно было сделать это в Канаде, где использование каннабиса в медицинских целях узаконили в 2018 году по всей стране. Закон вступил в силу 17 октября, а уже 24 октября в Торонто на Canadian Securities Exchange прошло IPO Curaleaf, крупнейшее среди подобных компаний.

В ходе размещения компания привлекла $400 млн, почти в три раза больше, чем планировала, и была оценена в $4 млрд. Борис Йордан, доля акций которого после IPO составила 34%, стал миллиардером с состоянием не менее $1,4 млрд.

Тогда же стало известно и имя крупнейшего из русских партнеров Йордана. Им оказался бывший менеджер миллиардера Романа Абрамовича, экс-глава "Сибнефти" и бывший совладелец "Юнимилка" Андрей Блох. Ему принадлежит 27,7% акций (второй по размеру пакет). Блох живет в Москве, но американское гражданство у него тоже есть. Его комментарий Forbes получить не удалось.

Йордан познакомился со своим будущим партнером давно, но когда и как, точно не помнит: "В России я инвестирую с 1992 года и знаком со многими предпринимателями". Блоху понравилась идея, а самому Йордану - опыт Блоха в секторе consumer goods, он построил компанию "Юнимилк" и успешно продал ее Danone, и в целом он "опытный инвестор".

В беседах с Forbes несколько человек на рынке рассказали, что Блох инвестировал в Curaleaf не только свои средства, но и средства Абрамовича. В совет директоров Curaleaf до 2017 года входила Анна Евдокимова, которая более 10 лет работает в компании Абрамовича Millhouse, в последние годы - директором по венчурным инвестициям. Евдокимова от каких-либо комментариев отказалась, посоветовав обратиться к Йордану. Тот ответил, что она представляла в совете интересы Блоха - они хорошо знакомы со времен его работы в "Сибнефти". Представитель Millhouse отказался комментировать "очередные слухи".

Третий крупнейший акционер Curaleaf - президент компании Джозеф Лусарди. Доли менеджеров компания не раскрывает - по отдельности они менее 10%, но в сумме, по словам Йордана, менеджерам принадлежит около 12% акций. 20% акций свободно торгуются на рынке, а остальные 6% принадлежат бывшим топ-менеджерам и первоначальным акционерам компании, в том числе и ее основателю Уильяму Тодду. При этом ни у кого из них нет более 2% акций.

Контролирует компанию Йордан - ему после IPO принадлежит почти 90% от всех голосов акционеров. У Curaleaf есть акции двух типов: subordinate voting shares (обыкновенные голосующие, одна акция - один голос) и multiple voting shares (одна акция - 15 голосов). Multiple voting shares составляют 26,7% от выпущенных акций, но на них приходится 84,5% голосов. И всеми этими акциями владеет Йордан.

По словам Йордана, такую схему придумали на первые три года - после этого его multiple voting shares превратятся в обыкновенные. Пока же, чтобы ни происходило с компанией, у него будет оставаться полный контроль.

Славная охота

В 2019 году Curaleaf совершила сразу несколько крупных сделок: в феврале приобрела калифорнийскую компанию Eureka Holdings за $30,4 млн, а в мае за $948 млн купила американскую Cura Partners, которая производит и продает продукты для рекреационных целей под брендом Select - масла из марихуаны для вейпов, лосьоны и пастилки. По словам Йордана, в мире сегодня на медицинскую марихуану приходится 20% легального рынка, а на продукты общего потребления (в рекреационных целях) - 80%. Curaleaf же производит только медицинскую марихуану. Покупка Select поможет группе закрепиться на новом рынке - доля продуктов общего потребления вырастет в группе до 25%.

В июле Curaleaf объявила о покупке крупнейшего частного игрока на рынке марихуаны США, компании Grassroots. Если сегодня Curaleaf - крупнейшая компания на рынке США, то после закрытия сделки осенью 2019 года она станет крупнейшей в мире по выручке. У объединенной компании будет 131 лицензия на продажу каннабиса, 68 точек продаж в 19 штатах США и 20 плантаций.

Сумма сделки составит около $875 млн: часть Curaleaf заплатит наличными, остальное - своими акциями. Пакеты акционеров после завершения сделок размоются, но у Йордана в любом случае останется более 80% голосов.

От всех напастей

Лекарства из марихуаны применяются как обезболивающие, в том числе онкологическими больными, при гастроэнтерологических и неврологических заболеваниях, психоэмоциональных расстройствах, для лечения болезни Альцгеймера, эпилепсии, хронических болей, артрита и много чего еще. Производители лекарств извлекают из конопли, которая содержит более 100 различных веществ, молекулы в основном трех видов: ТГК (тетрагидроканнабинол), или THC, КБД (каннабидиол), или CBD, и КБН (каннабинол), или CBN. ТГК вызывает психоактивные реакции, КБД и КБН - нет. Curaleaf производит более 150 сортов каннабиса и более 100 продуктов из него. По словам Йордана, он сам давно заменил некоторые обычные лекарства продуктами своей компании: "У меня артрит, я использую наш CBD-крем, который мне отлично помогает. Помажешь на ночь колено - к утру как новое". Каннабис помогает бизнесмену бороться и с бессонницей, которая появляется после длительных перелетов. В этом случае он принимает таблетки, содержащие 5% вещества THC и 5% CBD. В отличие от обычного снотворного никаких побочных эффектов от такого лечения, по утверждению Йордана, не бывает.

В отличие от Йордана игроки традиционного фармрынка относятся к медицинской марихуане скептически. Владелец "Р-Фарм" Алексей Репик считает, что эффективность препаратов из марихуаны требует доказательств с помощью клинических исследований под надзором регулирующих органов. "Контролируемые испытания пока никто не проводил", - соглашается гендиректор "Биокада" Дмитрий Морозов, философски замечая, что, если препараты из конопли облегчают больным людям страдания, они в любом случае имеют право на жизнь. Репик и Морозов, по их словам, никогда не интересовались инвестициями в этот сектор.

Отсутствие доказанного лечебного эффекта беспокоит и американских регуляторов. 22 июля 2019 года Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) направило в адрес Curaleaf предупредительное письмо, обвинив компанию в использовании необоснованных утверждений при описании своих продуктов. Curaleaf заявила, что удалила всю информацию, вызвавшую претензии ведомства.

Перспективы лигалайза

Как подсчитали аналитики фонда CB1, специализирующегося на инвестициях в марихуану, объем глобальных продаж на этом рынке (включая черный) в 2018 году составил примерно $300 млрд, совокупная рыночная капитализация публичных компаний варьируется от $75 млрд до $100 млрд, а в течение 10 лет может дорасти до $1 трлн. Быстро растет и Curaleaf: в 2016 году выручка компании составила $5 млн, в 2017-м - $25,7 млн, а в 2018 году - уже $100 млн.

Рассчитывал ли Йордан на такой успех? "Мы знали, что рано или поздно из всего этого вырастет очень большая индустрия", - лаконично отвечает инвестбанкир (он уже увеличил свои вложения в этот бизнес в 15 раз). Но высокие доходы инвесторов связаны с большими рисками. Главный из этих рисков - неясные перспективы легализации марихуаны в США на федеральном уровне. Йордан - оптимист, по его мнению, основной рынок будет полностью легализован в течение трех лет: "Я смотрел на этот рынок так же, как в 1990-е годы на то, что происходило в России. Там тогда не было рынков капитала, не было регулирования и прозрачности". По его оценке, оборот легальной марихуаны в США сегодня составляет $14 млрд, а нелегальной - $75 млрд. Легализация должна привести к исчезновению черного рынка и к его перераспределению среди зарегистрированных компаний.

Легализации все еще мешает плохая репутация марихуаны. "Это стигма, от которой сложно избавиться. В США уже многие понимают, что запрет марихуаны невыгоден и нерационален, но это по-прежнему непопулярная тема", - говорит партнер венчурного фонда ATEM Capital Антон Гопка. В то же время он считает, что рано или поздно легализация произойдет.

"Есть вероятность, что в США на федеральном уровне марихуана не будет легализована никогда", - говорит финансист, инвестирующий в марихуану. По его словам, инвесторам может просто надоесть ждать изменений: "Если власти будут слишком долго спорить и думать, людям надоест, и они начнут продавать, чтобы вложить свои деньги в другие отрасли экономики". Тогда, конечно, рынок покатится вниз.

Рынок марихуаны - это не только Северная Америка, он уже есть в Израиле и Европе. В Европе он гораздо более емкий - здесь живет в два раза больше людей, чем в Штатах и Канаде. Смогут ли североамериканские компании на него выйти? "Европа гораздо строже, чем Северная Америка, подходит к вопросам лицензирования и внедрения стандартов для производства лекарств (GMP, Good Manufacturing Practics)", - говорит учредитель компании Smart Hemp Максим Уваров, который выращивает в России техническую коноплю.

По его словам, для производителей из Македонии, например, где власти разрешили выращивать марихуану, европейский рынок сбыта оказался закрыт - урожай они собрали, но продать не могут.

Моральные соображения

По оценке Йордана, выходцы из России много инвестируют в этот рынок, в каждой третьей компании есть русские деньги. Для русских инвесторов, как и для него самого, новый рынок с большими трудностями регулирования очень напоминает российский и поэтому не кажется таким уж страшным.

"Кого из людей с большими деньгами ни возьми, все они вложились в марихуану, кто-то раньше, кто-то позже", - говорит один из источников Forbes. По его словам, российские бизнесмены покупают акции на бирже в качестве портфельных инвестиций. В то же время все опрошенные Forbes миллиардеры заявили, что темой медицинской марихуаны даже не интересуются, не хотят репутационных рисков. "Здесь все очень непросто, это как алкоголь или сигареты", - сказал Forbes миллиардер из первой десятки списка. "Мы не интересуемся этим вопросом и не планируем инвестировать по моральным соображениям", - ответил управляющий family office другого участника списка Forbes.

Что если отбросить сомнения и посмотреть на перспективы? Аналитики предсказывают рынку светлое будущее. По данным компании Grand View Research, рынок легального каннабиса в США в 2018 году оценивался в $11,9 млрд, ожидается, что он будет расти в среднем на 24,1% в период с 2019 по 2025 год и к 2025-му достигнет $66,3 млрд.

Инвестиционный банк Jefferies предрекает рост рынка до $50 млрд к 2029 году. СЕО конкурента Curaleaf, канадской компании Tilray Брендан Кеннеди в конце 2018 года дал свой прогноз: в мире останется всего три производителя марихуаны, но каждая из компаний будет стоить не менее $100 млрд.

Как сохранить превосходство на бурно растущем рынке? Лидерами станут не те, кто сможет построить бренды, как это произошло в табачной индустрии, а те, кто найдет лучшие способы распространения продукции, говорит управляющий партнер инвестиционной компании Xploration Capital Евгений Тимко. "Именно поэтому пионеры рынка, в том числе Curaleaf, сейчас работают по модели вертикальной интеграции и приоритетно развивают систему дистрибуции", - считает он. Йордан уверен, что марка тоже важна: "Конкуренция будет расти, но те игроки, которые пришли первыми и имеют развитые бренды, будут в этой игре побеждать". А уж если когда-нибудь марихуана будет легализована и в России, равных Йордану точно не будет.

Forbes.ru, 10.09.2019